Капра Фритьоф "Наука Леонардо: мир глазами великого гения"

%D0%9A%D0%B0%D0%BF%D1%80%D0%B0+%D0%A4%D1%80%D0%B8%D1%82%D1%8C%D0%BE%D1%84+%22%D0%9D%D0%B0%D1%83%D0%BA%D0%B0+%D0%9B%D0%B5%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D1%80%D0%B4%D0%BE%3A+%D0%BC%D0%B8%D1%80+%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D0%BC%D0%B8+%D0%B2%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE+%D0%B3%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F%22 - фото 1
%D0%9A%D0%B0%D0%BF%D1%80%D0%B0+%D0%A4%D1%80%D0%B8%D1%82%D1%8C%D0%BE%D1%84+%22%D0%9D%D0%B0%D1%83%D0%BA%D0%B0+%D0%9B%D0%B5%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D1%80%D0%B4%D0%BE%3A+%D0%BC%D0%B8%D1%80+%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D0%BC%D0%B8+%D0%B2%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE+%D0%B3%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F%22 - фото 1 превью
100 грн.

Картины Леонардо да Винчи - нечто большее, чем просто искусство. Они - часть глубочайшего миросозерцания, пронизанного ощущением таинственной целостности мира!

Ключом к такому миросозерцанию являются оставленные Леонардо записные книжки - свыше шести тысяч страниц и ста тысяч рисунков. Исследуя их, Фритьоф Капра приоткрывает дверь к тайнам величайшего гения эпохи Возрождения, на столетия опередившего свое время.  

От автора

Леонардо да Винчи – величайшему художнику и гению Возрождения, посвящены сотни научных и популярных книг. Его колоссальное творческое наследие, насчитывающее свыше ста тысяч рисунков и шести тысяч страниц записок, а также чрезвычайное разнообразие его интересов привлекали и привлекают бесчисленных специалистов из самых разных областей науки и искусства.

 

Однако книг о науке Леонардо на удивление мало, несмотря на то, что он оставил многотомные записки, полные подробных описаний своих экспериментов, великолепных рисунков и примеров пространного анализа полученных им данных. К тому же большинство авторов, писавших о научной работе Леонардо, смотрели на нее сквозь призму ньютоновской науки, что, по моему убеждению, часто мешало им понять ее подлинную сущность.

 

Леонардо планировал представить результаты своих исследований в виде стройной всеобъемлющей системы знаний. Ему так и не удалось осуществить этот замысел, поскольку всю свою жизнь он чувствовал бoльшую необходимость расширения, совершенствования и документирования собственных изысканий, чем их систематизации. В результате ученые, изучающие его знаменитые записные книжки, часто склонны рассматривать их как нечто неупорядоченное и хаотическое. Однако, сам Леонардо отнюдь не считал свою науку неупорядоченной. Она давала ему связную, целостную картину природных явлений, и эта картина кардинально отличалась от систем Галилея, Декарта и Ньютона.

 

Только сейчас, пять столетий спустя, когда ограниченность ньютоновской науки становится вполне очевидной и картезианская, механистическая картина мира уступает место холистическому и экологическому мировосприятию, весьма напоминающему видение Леонардо, мы можем оценить всю силу его науки и ее огромную значимость для нашего времени.

 

Моя цель — последовательно описать научный метод и достижения великого гения Ренессанса и оценить их с точки зрения современной научной мысли. Такой подход к изучению наследия Леонардо позволит нам увидеть его науку как основательную систему знаний. Кроме того, он покажет, почему нельзя понять науку Леонардо без его искусства, а его искусство — без его науки.

 

Как ученый и писатель я отхожу в этой книге от своей обычной тематики и проблематики. В то же время работа над ней принесла мне глубокое удовлетворение, так как я увлечен научной деятельностью Леонардо да Винчи уже больше тридцати лет. Когда в начале 70-х годов началась моя литературная карьера, я планировал написать научно-популярную книгу по физике элементарных частиц. Написав три первые главы, я бросил этот замысел и принялся за книгу «Дао физики», в которую ввел большую часть материала из первой рукописи. Первоначальная рукопись начиналась с краткого очерка истории современной западной науки и открывалась прекрасной цитатой из Леонардо да Винчи о эмпирической основе науки — цитатой, которая теперь служит эпиграфом к этой книге.

 

Хотя я отдал дань уважения Леонардо как первому современному ученому (жившему задолго до Галилея, Бэкона и Ньютона) еще втой, первой рукописи, его научные труды сохранили для меня очарование до сих пор. За прошедшие годы я несколько раз обращался к ним в своих сочинениях, однако не изучал обширные записные книжки Леонардо сколько-нибудь детально. Такое желание возникло у меня в середине 90-х годов, когда я посмотрел большую выставку рисунков Леонардо в Лондоне, в Королевской галерее Букингемского дворца.

 

Разглядывая эти великолепные рисунки, совмещающие на одной странице архитектуру и анатомию, турбулентное движение воздуха и воды, водовороты, волны человеческих волос и схемы роста трав, я понял, что систематические исследования органических и неорганических форм у Леонардо образуют науку о качестве и целостности, которая коренным образом отличается от механистической науки Галилея и Ньютона. В основе его иссследований лежало целенаправленное изучение закономерностей, взаимосвязывающих явления из самых различных областей.

 

Исследуя в нескольких предыдущих книгах современные научные подходы, аналогичные подходу Леонардо, — теорию сложности и теорию систем, я почувствовал, что наступила пора заняться серьезным изучением оставленных им записных книжек и оценить его научную мысль в свете последних достижений современной науки.

 

Несмотря на то, что Леонардо оставил нам, по выражению видного исследователя Ренессанса Кеннета Кларка, «одно из самых обширных и полных из дошедших до нас письменных свидетельств работы разума», его записные книжки почти ничего не говорят о характере и личности автора. В своих картинах, как и в своей жизни, Леонардо как будто культивировал некую тайну. Благодаря ореолу таинственности и исключительному таланту Леонардо да Винчи еще при жизни стал легендой, а за столетия, прошедшие со дня его смерти, его легенда в разных вариантах еще более разрослась.

 

Во все времена Леонардо олицетворял собой эпоху Возрождения, но каждая последующая эпоха «выдумывала» его по своему, согласно духу времени. Если опять процитировать Кеннета Кларка, «Леонардо — Гамлет истории искусства: каждый из нас должен создавать его для себя заново». Таким образом, в этой книге пришлось «выдумывать» Леонардо и мне. Его образ, возникающий в моем исследовании, — это, говоря современным научным языком, образ приверженца системного мышления и теории сложности, эколога, ученого и художника, глубоко почитающего все живое и страстно желающего работать на благо всего человечества.

 

На той лондонской выставке меня осенило, что такой Леонардо — действительно «Леонардо нашего времени», и это интуитивное откровение подтвердилось моим последующим исследованием и изучением его записных книжек. Искусствовед Мартин Кемп писал в каталоге более ранней выставки рисунков Леонардо в лондонской галерее Хейуорда: «Мне кажется, есть в наследии Леонардо некая суть, которая остается интуитивно понятной для разных поколений несмотря на все искажения, возникающие при передаче этого наследия. В художественных произведениях Леонардо чувствуется нечто большее, чем просто искусство. Они – часть миросозерцания, пронизанного глубоким ощущением всеобщей взаимосвязанности. Когда Леонардо характеризует любую отдельную часть мира, всегда так или иначе подразумевается вся жизнь во всей ее сложности и в контексте всего мироздания. На мой взгляд, это его всеобъемлющее видение мира как некоего единого организма очень созвучно нашему времени и актуально именно сегодня, когда технический потенциал достиг устрашающей мощи».

 

Портрет Леонардо, который дает Кемп в вышеприведенном отрывке, в полной мере отражает мое собственное видение. Именно такого Леонардо открывает мое исследование его уникального синтеза науки и искусства.

Фритьоф Капра
Беркли, декабрь 2006 г
.

СОДЕРЖАНИЕ

БЛАГОДАРНОСТИ
ПРЕДИСЛОВИЕ
ВВЕДЕНИЕ. «ТОЛМАЧ ПРИРОДЫ»
Наука о живописи
Сущность жизни
Приверженец системного мышления
Синтез искусства и науки
Зрение и внешний облик явлений
Органические формы природы
Наследие Леонардо

Часть первая
ЛЕОНАРДО-ЧЕЛОВЕК
I. «БЕЗГРАНИЧНАЯ ПРЕЛЕСТЬ»
Качества и наружность
Черты характера
Скрытность и противоречивость
Признаки гениальности
II. УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК
Синтез Леонардо
Божественная левая рука
Душа живописи
Discorso mentale
Cavallo
Леонардо-дизайнер
От инженерной практики — к науке
Архитектурное проектирование
Художник-волшебник
Сплетающиеся нити
III. ФЛОРЕНТИЕЦ
Детство в Винчи
Обучение во Флоренции
Молодой мастер — живописец и изобретатель
Милан
Систематические исследования
Постепенное признание при дворе
IV. ЖИЗНЬ, ПРОЖИТАЯ С ПОЛЬЗОЙ
Новый центр внимания — математика
Дружба и предательство
Политические катаклизмы
Возвращение во Флоренцию
Путешествия по Центральной Италии
Полеты фантазии
Пора зрелости
Последние годы в Милане
Рим приносит разочарования
Последние путешествия
Философ и король
Судьба записных книжек Леонардо

Часть вторая
ЛЕОНАРДО-УЧЕНЫЙ
V. НАУКА В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ
Открытие классики
Изобретение книгопечатания
Мир исследования
Античное представление о вселенной
Аристотелевский синтез науки
Математика и астрономия во времена Леонардо
Естественная история
Медицина и анатомия
Леонардо и классики
VI. НАУКА, РОЖДЕННАЯ ИЗ ОПЫТА
Научный метод
Эмпирический подход Леонардо
Записные книжки Леонардо
Наука о формах жизни
Движение воды
Формы и трансформации живой Земли
Макро- и микрокосм
Механические инструменты природы
Механизмы Леонардо
Мечта о полете
Тайна человеческой жизни
VII. «ГЕОМЕТРИЯ, ДЕЛАЕМАЯ ДВИЖЕНИЕМ»
Геометрия и алгебра
Рисунки как диаграммы
Геометрия в движении
«О преобразовании»
Отображение кривых и кривых поверхностей
Криволинейные преобразования
Ранние формы топологии
«De ludo geometrico»
Необходимость природных форм
VIII. СВЕТОВЫЕ ПИРАМИДЫ
Наука перспективы
Свет и тень
Оптика и астрономия
Природа световых лучей
Волновая природа света
Звуковые волны
Зрение и глаз
IX. ГЛАЗ, ЧУВСТВА И ДУША
Анатомия глаза
От зрительного нерва к обиталищу души
Слух и другие чувства
Познавательная способность и душа
Теория познания
ЭПИЛОГ
ПРИЛОЖЕНИЕ. ГЕОМЕТРИЯ
ПРЕОБРАЗОВАНИЙ ЛЕОНАРДО
ПРИМЕЧАНИЯ


 Об авторе

Фритьоф КапраФритьоф Капра, автор предлагаемой книги «Дао физики», написанной в 1974 г. и впервые опубликованной в 1976 г., получил степень доктора философии в Венском университете и затем занимался исследованиями в области теоретической физики высоких энергий в Парижском и Калифорнийском университетах и в Королевском колледже в Лондоне. Автор описывает физические понятия и теории, избегая технического и математического языка. Раскрывая глубинную взаимосвязь картин мира физиков и мистиков (даосов, индусов, буддистов и дзэн-буддистов), Ф. Капра находит в современной физике подтверждение многим постулатам древних религиозных учений Востока и рассматривает их взаимосвязь и начавшееся в XX в. взаимопроникновение культур рационального Запада и мистического Востока как подтверждение древнекитайского представления о необходимости динамического равновесия между рациональным и интуитивно-мистическим, между внешним и внутренним, то есть в применении к нашему веку, между технологией и психологией.

После первого издания книга была с энтузиазмом принята в Великобритании и США, несмотря на более чем скромную поддержку и рекламу. Вскоре о ней заговорили во всем мире; к 1984 году она была представлена десятками разноязычных изданий и выдержала тринадцать изданий только на английском языке. Широкая популярность книги позволила автору посетить множество стран с лекционными турне.
Предлагаемая книга адресована широкому кругу читателей, интересующихся восточным мистицизмом и не обязательно обладающих познаниями в области физики, а также ученым, интересующимся философскими аспектами науки, но мало знакомым с мистическими учениями Востока.

Официальный сайт Фритьофа Капры в Интернете: 
www.fritjofcapra.net